«Вырезка РёР· газеты „Московский комсомолец“, СЂСѓР±СЂРёРєР° „Срочно РІ номер“ 10 страница

– Что же он сказал?

– Он хочет посмотреть, как мы умрем.

Серый засмеялся, однако потом закашлялся, согнувшись пополам.

– Тебе смешно? – процедил Руслан, которого Серый уже начинал откровенно бесить. – Странно, РјРЅРµ почему-то РЅРµ очень.

Приступ кашля прошел, Рё Серый РїСЂРёРїРѕРґРЅСЏР» очки. Уцелевший глаз холодно Р±СѓСЂРѕРІРёР» Руслана:

– РўС‹ РјРЅРѕРіРѕРіРѕ РЅРµ знаешь, братишка. Р? РјРЅРµ далеко РЅРµ смешно, можешь верить.

– Кстати, ты что-то хотел обсудить? – обратился к нему Клепа. Серый замялся. Когда он ехал сюда, ему не терпелось попросить совета у Клепы, но сейчас ему казалось неуместным посвящать этих людей (пусть даже это твои друзья детства) в свои проблемы. Он посмотрел на часы. Семь вечера. Сходка уже идет полным ходом, но он отключил телефон, и для того, чтобы найти его дом, потребуется время.

– Так, ерунда. Потом, Клепа. Сейчас у нас другое дело, верно? Может, пора познакомиться поближе с нашим мстителем? – предложил Серый.

– Подождите, – сказал Руслан. – Почему-то никто РёР· вас даже РЅРµ поинтересовался, как Рё РїСЂРё каких обстоятельствах умер Вадим. Рђ ведь РѕРЅ был уверен, что его СЃСѓРґСЊР±Р° напрямую связана СЃ теми событиями.

– Ты о чем? – На круглом, красном от выпитого лице Клепы отразилось непонимание.

Р? Руслан рассказал РІСЃРµ, что знал. Однако, Рє его большому удивлению, РЅР° его друзей его рассказ РЅРµ произвел РѕСЃРѕР±РѕРіРѕ впечатления. Даже после того, как РѕРЅ поведал РёРј Рѕ том, какая картина открылась ему Рё милиционерам, РєРѕРіРґР° РѕРЅРё вошли РІ спальную комнату Вадима.

– Дорогой РјРѕР№ РСѓСЃРёРє, – проникновенно, РїРѕ-отечески сказал Клепа, внимательно выслушав повествование РґСЂСѓРіР°, – если Р±С‹ ты знал, что РІ СЃРІРѕРµ время довелось повидать РјРЅРµ, РєРѕРіРґР° СЏ трудился обычным опером. РќСѓ съехал парень СЃ катушек, что тут сказать?



– До такой степени, что разрезал СЃРІРѕСЋ жену? – горячился Руслан. – Боже, РЅРµ РјРѕРіСѓ поверить, что РІС‹ так СЃРїРѕРєРѕР№РЅРѕ РЅР° РІСЃРµ реагируете! Тем более его дочь официально считается без вести пропавшей! РЎ какой стати ему врать? Да, РЅР° первой нашей встрече РѕРЅ РЅРµ был откровенен, РЅРѕ потом РѕРЅ приехал РєРѕ РјРЅРµ Рё РІСЃРµ рассказал! РћРЅ был уверен, что это месть, понимаете, месть!

– Как?! – неожиданно заорал Клепа, даже подскочив РЅР° месте. – Как та девка может мстить?! РЈ Вадика РЅР° работе были проблемы, говоришь? РћРЅР° что, подделывала его РїРѕРґРїРёСЃРё РЅР° договорах Рё звонила РІ налоговую РѕС‚ его имени, посылая всех РЅР° С…..? Заразила Вадика раком желудка? РСѓСЃ, РЅРµ РіРѕСЂРѕРґРё чепухи!

– РўРѕРіРґР° как РІСЃРµ это объяснить? – безнадежным голосом СЃРїСЂРѕСЃРёР» Руслан.

– Самовнушение, – уверенно сказал Клепа. – Бедняга всегда был излишне впечатлительным. Вот и втемяшил себе в башку, что виноватый, а самовнушение – серьезная вещь, уж можешь поверить моему опыту.

– Вадим рассказал, что кое-что накопал на этого мужика, как его… Агейко?

– Он не признает имен, – усмехнулся Клепа. – Сказал, что его зовут «Никто».

– РќРѕ ведь Вадим обращался Рє тебе Р·Р° помощью! – почти закричал Руслан. – Р? ты даже РЅРµ поинтересовался, что происходило СЃ твоим РґСЂСѓРіРѕРј!

– Времена меняются, РСѓСЃ, – философски заметил Клепа. – Да, РєРѕРіРґР°-то РјС‹ были РґСЂСѓР·СЊСЏРјРё, Рё СЏ ему даже РїРѕРјРѕРі РєРѕРµ РІ чем. РќРѕ СЏ уже тогда РїРѕРЅСЏР», что Вадик немного того…

– Серый, ты чего молчишь? – Руслан, словно ища поддержки, повернулся Рє приятелю. РўРѕС‚ неподвижно сидел РІ кресле, Рё РѕС‚ Руслана РЅРµ ускользнуло, как подрагивали его пальцы.

– Мне нечего сказать, – тихо сказал Серый и облизнул губы. – Давайте уже закончим с этим делом. Мне домой нужно.

– Всем нужно РґРѕРјРѕР№, – проворчал Клепа, наливая себе СЂСЋРјРєСѓ. – Тебе тут ехать пять РјРёРЅСѓС‚, Р° РСѓСЃ РІРѕРЅ вообще РёР· самой Америки прилетел. Вам хорошо, Р° РјРЅРµ что СЃ этим болваном РІ сарае делать? РћРґРёРЅ плачет: «Не убивайте!В», второй вообще СЃРёРґРёС‚ как контуженый!

– РўС‹ закрыл его РІ сарае? – потрясенно СЃРїСЂРѕСЃРёР» Руслан, Рё Клепа расхохотался:

– РСѓСЃ, Сѓ тебя что, тоже жбан перекосило? Рђ РєСѓРґР° его прикажешь девать? РЎСЋРґР° Рє нам Р·Р° стол посадить РґР° еще стопку налить? Р—Р° встречу?

– Но… так нельзя, – прошептал РСѓСЃ. РЈ него РЅРµ укладывалось РІ голове, что Клепа, олицетворяющий РІ здешних местах закон, решился РЅР° такой шаг.

– Р’СЃРµ, ша! – РєСЂРёРєРЅСѓР» Серый, поднимаясь СЃ кресла. – Р?дем Рє нему.

Мужчины молча поднялись с кресел.

Город медленно накрывал прохладный вечер. На темнеющем небе слабым пятнышком робко замерцал серпик месяца, это при том, что малиновое солнце только-только начало лениво тонуть за горизонтом, увлекая за собой день. Клепа подошел к сараю и загремел ключами. Звякнув, замок открылся, и троица зашла внутрь. Клепа щелкнул выключателем, и в помещении вспыхнул свет.

Мужчины застыли на месте, разглядывая скрючившуюся у верстака фигуру.

– РЎРЅРёРјРё СЃ него наручники, – тихо, РЅРѕ решительно сказал Руслан, Рё Клепа, что-то пробурчав, РЅРµ без опаски приблизился Рє Никто. РћРЅ ловко СЃРЅСЏР» СЃ мужчины тюремные «браслеты» Рё тут же сделал шаг назад. Р’ следующее мгновенье РІ его СЂСѓРєРµ тускло блеснул ствол пистолета, РЅРѕ Руслан покачал головой.

Старик поднял голову, глубоко запавшие глаза, окруженные сеткой морщин, сощурились.

– Привет, – сказал он как ни в чем не бывало.

Мужчины молчали. Руслан испытывал странное двойственное чувство – СЃ РѕРґРЅРѕР№ стороны, РѕРЅ ощущал острую жалость Рє этому несчастному человеку, который РЅРµ без РёС… помощи докатился РґРѕ такого состояния, СЃ РґСЂСѓРіРѕР№ – РІ нем зрела глухая неприязнь, причиной которой было осознание того, что РІРѕС‚ этот сгорбленный старикан так неожиданно (Рё некстати) влез РІ его размеренную Рё, РІ общем-то, счастливую жизнь, смешав РІСЃРµ его планы, заставив волноваться его семью

(Кристи говорит, что ты опоздаешь на самолет…)

и его самого – одни сны чего стоят!

Руслан сделал шаг ближе, пристально всматриваясь РІ лицо старика, РіСѓР±С‹ Никто разъехались РІ широкой улыбке:

– Узнал меня? Вот твой толстый друг не сразу меня вспомнил. А где ваш Четвертый?

Улыбка исчезла СЃ лица Никто, РЅРѕ его глаза продолжали ухмыляться, Рё Руслан РІРґСЂСѓРі СЃ ужасом РїРѕРЅСЏР», что этот безумный старик знает, что Вадима нет РІ живых.

– Я узнал вас, – сказал он, стараясь, чтобы голос его звучал ровно и уверенно. – У вас есть имя, чтобы мы могли поговорить?

– Нет, – просто сказал Никто, потирая запястья. Руслан неосознанно отметил, что СЂСѓРєРё Сѓ этого деда еще хоть РєСѓРґР°, собаку СЃРїРѕРєРѕР№РЅРѕ задушит Рё РЅРµ поморщится. – Р? вообще, давайте РЅР° «ты». РњС‹ же почти родственники, РґР°? – РћРЅ РїРѕРґРјРёРіРЅСѓР» Клепе, Рё тот РІР·РґСЂРѕРіРЅСѓР». РћРЅ хотел что-то сказать, РЅРѕ Руслан его опередил:

– Хорошо, будем на «ты». Прежде всего я прошу прощения за то, что ты находишься здесь, но, учитывая, откуда ты сбежал, условия тут получше, согласен?

– Совершенно верно, – радостно закивал головой Никто. – Как в номере люкс.

Руслан делано улыбнулся, пропуская шпильку Никто РјРёРјРѕ ушей, Рё РїСЂРѕРіРѕРІРѕСЂРёР»:

– РЇ понимаю, что это прозвучит глупо… РќРѕ всем нам искренне жаль, что так РІСЃРµ получилось. РЇ имею РІ РІРёРґСѓ ту ночь. Поверь, РјС‹ раскаиваемся РІ том, что совершили. Р? РїСЂРѕСЃРёРј прощения.

Никто даже и ухом не повел, продолжая с каким-то идиотским весельем разглядывать интерьер сарая, словно стоявшая в углу швабра занимала его внимание куда больше, чем признание вины этими людьми.

– РўС‹ можешь ничего РЅРµ говорить, – продолжал РСѓСЃ, наблюдая Р·Р° Никто. – РЇ Рё сам РЅРµ знаю, как поступил Р±С‹ РЅР° твоем месте. Да, РјС‹ были молоды, РІ головах Сѓ нас был РјСѓСЃРѕСЂ, РјС‹ совершили ужасный поступок Рё теперь хотим услышать, чего хочешь РўР«.

Лицо Клепы при этом приняло скептическое выражение, Серый словно врос в пол и напоминал каменное изваяние. Но Никто даже не смотрел в их сторону.

– Осмелюсь высказать РѕРґРЅСѓ деталь, РѕРЅР° касается того случая. РўРІРѕСЏ дочь, Р?РЅРіР°, сама предложила РјРЅРµ близость, РєРѕРіРґР° позвала меня сделать перевязку, – хрипло сказал Руслан. – Какой Р±С‹ скверный поступок РјС‹ РЅРё совершили, РѕРЅР° сама спровоцировала насилие.

Наконец Никто соизволил взглянуть РЅР° Руслана.

– Сколько патетики, парень, – хихикнул он. – «Скверный»… «насилие»… ты не адвокат?

Руслан отрицательно качнул головой.

– У тебя хороший талант убеждать людей, – сказал Никто и чихнул. – Salus cum sola non cogitabuntur orare «Pater noster».[21] Ты должен помнить эту непреложную истину.

– Опять ты свою тарабарщину несешь! – обозлился Клепа. – Давай, выкладывай, зачем ты здесь!

– Р’С‹ РЅРµ ответили РЅР° РІРѕРїСЂРѕСЃ, РіРґРµ ваш Четвертый? Р? как его Р·РѕРІСѓС‚? – СЃРїСЂРѕСЃРёР» Никто, РѕРЅ даже РЅРµ посмотрел РІ сторону Клепы, который СЃРѕ СЃРІРѕРёРј пистолетом Рё торчащим РёР· расстегнутой рубашки РїСѓР·РѕРј выглядел совершенно нелепо.

– Его звали Вадим. РћРЅ умер, Никто, – сказал СЃРїРѕРєРѕР№РЅРѕ Руслан. – РўС‹ доволен? РўС‹ рад? Кстати, также умерла РІСЃСЏ его семья.

Никто удивленно пожал плечами:

– Чему я должен радоваться? Ты радуешься, когда зимой вода замерзает? Когда подброшенный камень падает вниз?

– При чем тут камень? – поморщился Клепа.

– Это закон природы, – объяснил терпеливо Никто, будто Клепа был несообразительным ребенком. – Когда меч правосудия настигает грешника, это тоже закон. Так что все в порядке вещей.

Руслан РІР·РґРѕС…РЅСѓР» Рё посмотрел РЅР° друзей.

– Ты знал это? – спросил ошарашенно Клепа, рука с пистолетом вытянулась в сторону старика. – Ты знал, что Вадим умрет?!

– Постой! – Руслан торопливо отвел ствол РѕС‚ Никто.

– Зло всегда будет наказано. Через минуту или через сто лет, неважно, – сказал Никто. – Оно вернется к тебе, к твоим близким и дальним родственникам. Оно вернется уничтожить все то, что тебе дорого, сынок.

– Я тебе не сынок! – завопил Клепа, топнув ногой. – В гробу я видал такого папаню!

– Ты знаешь, почему умер Вадим? – подал голос до этого молчавший Серый.

– РћРЅ РёСЃРєСѓРїРёР» СЃРІРѕСЋ РІРёРЅСѓ, – просто ответил Никто. Теперь его заинтересовал паучок, деловито укутывающий какое-то насекомое РІ РєРѕРєРѕРЅ над самым потолком. – Р?, кажется, перед тем как покинуть эту грешную землю, РѕРЅ РїРѕРЅСЏР», что наказал сам себя.

– РўС‹ хочешь сказать… – Руслан СЃ трудом подбирал слова – ему РІРґСЂСѓРі стало неуютно, – что то же самое ждет нас? РќРѕ РјС‹ ведь РїСЂРѕСЃРёРј прощения! Чего ты хочешь? Посадить нас РІ тюрьму? Денег? Сколько тебе нужно?

Никто прыснул.

– Ребята, что вам РјРѕРµ прощение? Что РґРѕ меня, так СЏ давно вас простил, Р±РѕРі вам СЃСѓРґСЊСЏ. Точнее, РЅРµ Р±РѕРі, Р° РІС‹ сами себе СЃСѓРґСЊРё. Р’С‹ Рё так уже достаточно наказали себя, РјРЅРµ даже жаль вас. Рђ деньги меня уже давно РЅРµ интересуют, так что оставьте РёС… себе. Закажите РЅР° РЅРёС… красивые РіСЂРѕР±С‹.

Руслан почувствовал, как РїРѕ СЃРїРёРЅРµ побежал морозный ручеек.

– Я пришью эту старую рухлядь прямо здесь, – зашипел Клепа. – Слышишь, как там тебя, если с моей семьей что-то случится…

Никто перестал изучать паука и с интересом взглянул на разъяренного Клепу.

– Бог мой, вы так ничего и не поняли, – пробормотал он. Он уселся на корточки и сварливо проговорил:

– Вот вы сейчас просите прощения. За что? За то, что надругались над моей дочерью? А кто-либо из вас спросил, что с ней стало? Где она, как живет?

– РћРЅР° жива? – взволнованно СЃРїСЂРѕСЃРёР» Руслан.

Никто помолчал и обронил небрежно, словно речь шла о погоде:

– Нет. Она повесилась на следующее утро после вашего ухода.

Руслан переступил ногами Рё РІР·РґРѕС…РЅСѓР».

– Я сожалею, – выдавил он.

– Ничего. Но вы можете посмотреть на то, что от нее осталось. Я специально не стал снимать труп с дерева, – произнес старик и хитро посмотрел на мужчин. Серый хрипло выругался, и Никто махнул рукой:

– Ладно, я пошутил. Она жива и здравствует.

Друзья переглянулись.

– Где она? – быстро спросил Клепа.

Единственный глаз Серого заблестел, он непроизвольно подался вперед.

– РћРЅР° понравилась тебе? – поинтересовался Никто. – Р?ли хочешь извиниться лично перед ней?

– РЇ хочу извиниться, – медленно сказал Руслан.

Клепа покрутил пальцем у виска и присвистнул.

– Она живет там же, – невозмутимо сказал Никто. – В маленьком, скромном домике, в самой глуши.

– Этого РЅРµ может быть, – растерялся Руслан. – Вадим сказал, что был там Рё РЅРёРєРѕРіРѕ РЅРµ обнаружил…

– Давайте уже не будем тревожить Вадима! – снова разозлился Клепа. Он достал из кармана брюк платок и промокнул вспотевшую лысину. – Затрахали уже, честное слово!

Сопровождаемый насмешливым взглядом Никто, РѕРЅ почти насильно вытолкал Серого Рё Руслана наружу.

– РСѓСЃ, очнись! – зашипел РѕРЅ, вплотную приблизившись Рє РґСЂСѓРіСѓ. – РўС‹ РЅРµ РІ Америке, дружок, Р° РІ РРѕСЃСЃРёРё. РљСѓРґР° ты собрался идти извиняться? Р’ лес? Вперед, попутного ветра тебе. РљСѓРїРё еще тортик СЃ шампанским. Так, РјРѕР», Рё так, простите, мадам, что двадцать лет назад РјС‹ вам тут РїРѕ очереди впердолили, Рё РІСЃРµ такое. Рђ теперь позвольте тост… Только РЅРµ забудь РѕРґРЅСѓ деталь. Этот дед – сумасшедший, опасный РїСЃРёС…. РћРЅ наверняка знает этот лес как СЃРІРѕРёС… вшей. Бог знает, РєСѓРґР° РѕРЅ может завести нас, РґР° еще ночью! Рђ если через пять РјРёРЅСѓС‚ РѕРЅ тебе скажет, что его дочь РЅР° Северном полюсе, тогда что?

Руслан молчал.

– Второй момент, – Клепа перевел дыхание. – Р—Р° наши выкрутасы уже прошли РІСЃРµ мыслимые Рё немыслимые СЃСЂРѕРєРё давности, РІРѕРЅ, Серый тебе подтвердит, РѕРЅ Уголовный кодекс лучше меня знает, С…Рµ-хе… Так что если даже что-то всплывет, никто нас РЅР° Колыму РЅРµ отправит. Рљ тому же, – тон его постепенно выравнивался, – РЅР° РґРІРѕСЂРµ уже ночь. Рђ топать туда РѕРіРѕ-РіРѕ! Р? СЏ тебе РІ этом деле РЅРµ помощник.

Р? РІРґСЂСѓРі хранивший РґРѕ этого молчание Серый выдал фразу, РѕС‚ которой челюсть Клепы отвисла:

– Я пойду с ним. А ты сиди, грей свою жопу. Знаток кодексов.

– Серый, ты что? От тебя вроде водкой несет, а не мухоморами!

– Не трынди, Клепа, – сказал Серый. – Так надо.

Клепа в бессильной ярости смотрел на друзей.

– Р’С‹ что, РЅРµ понимаете, что это может быть ловушка?! Подумайте СЃРІРѕРёРјРё башками! Зачем этому хрычу бежать РёР· психушки, ехать через РІСЃСЋ страну?! Да СЏ больше чем уверен, что там, РІ лесу, РЅРёРєРѕРіРѕ нет! Наверняка его дочь далеко отсюда или вообще мертва! Р?ли РІС‹ верите РІ какой-то высший СЃСѓРґ справедливости? Брехня это РІСЃРµ! РЎСѓРґ вершит человек, РёР· РјСЏСЃР° Рё костей, Р° РЅРµ меч правосудия!

– Дело РЅРµ РІ СЃСѓРґРµ Рё РЅРµ РІ том, РїСЃРёС… РѕРЅ или нормальный. РњРЅРµ РѕРЅ показался вполне адекватным, – сказал Руслан. – РЇ тоже прилетел СЃСЋРґР° РЅРµ только для того, чтобы СЃ тобой водочки выпить, Клепа. РќРµ обижайся, РЅРѕ СЏ хочу узнать РІСЃРµ РґРѕ конца. Вадик был стопроцентно уверен, что РІСЃРµ дело РІ этой девушке.

– Девушке… – буркнул Клепа. – Ей уже лет сорок, этой девушке.

– У тебя есть фонари? – спросил Серый. Казалось, он даже не слушал, что говорил Клепа, и теперь был озабочен только одним – поскорее добраться до того дома. Кроме того, он постоянно поглядывал на часы, и это не могли не заметить друзья.

– Давайте хоть с утра поедем, – сдался наконец Клепа. – Поспим и пойдем. Куда сейчас-то, в такую темень? Да и что я Ленке скажу?!

Рљ его изумлению, Руслан аккуратно РІР·СЏР» его Р·Р° воротник Рё СЃ необычайной силой притянул Рє себе:

– Сейчас, Клепа. РљРѕРіРґР° ты залезал РЅР° ту девчонку двадцать лет назад, никто ничего РЅРµ ждал. Р? РјС‹ пойдем СЃ этим стариком Рё РїРѕРїСЂРѕСЃРёРј прощения, РїРѕРЅСЏР»? Р? если надо, предложим ей помощь. Может, денег.

– Р’РѕС‚ теперь СЏ вижу перед СЃРѕР±РѕР№ прежнего РСѓСЃР°, – негромко сказал Серый.

Тяжело дыша, Клепа убрал СЂСѓРєСѓ Руслана, проворчав:

– Вы все тут психи. Один я нормальный, едрить вас за ногу.

Он пошел переодеваться, Серый снова задрал рукав на рубашке, вглядываясь в циферблат.

– РўС‹ РєСѓРґР°-то спешишь? – РЅРµ вытерпел Руслан.

– Уже нет.

– С тобой все в порядке, Серый?

– Просто СЏ живу РЅР° пять часов больше, чем РјРЅРµ отмерено, – осклабился Серый. Стеклянный глаз слабо поблескивал, как кусочек слюды, Рё Руслан заставил себя смотреть РІ РґСЂСѓРіСѓСЋ сторону. Рћ чем это РѕРЅ? Какие еще пять часов? РћС‚ РѕРіСЂРѕРјРЅРѕРіРѕ массива малопонятной информации Сѓ него заболела голова.

* * *

Никто совершенно не удивился, когда его вывели из сарая и препроводили в джип Клепы.

– Смотри, дед, – предупредил его Клепа, поворачивая ключ зажигания. – Если ты нас в яму с кольями заведешь, я из тебя воблу сделаю. Давай-ка наденем на тебя «браслетики». Попробуй выкинуть какой-нибудь фокус – и ты узнаешь, кто такой Дима Жданов. Съем и даже не пропоносюсь.

– Я знаю короткую дорогу, – сказал Никто. – Сорок минут – и мы на месте. Я скажу, где остановить машину.

Клепа расхохотался.

– Ну, дед, ты даешь. Кто бы увидел, не поверил – начальник милиции, бывший зэк и американец едут ночью в лес, а дорогу показывает псих. Полнейший п…ц.

– РЇ РЅРµ американец, – резковато РїСЂРѕРіРѕРІРѕСЂРёР» Руслан. – Поехали уже!

– Щас едем, только в отдел позвоню, – сказал Клепа, набирая номер дежурной части. – Узнаем, че там за маньяк выискался… Алле! – гаркнул он. – Это Жданов!! Какие происшествия за сутки? Гм… Почему мне не доложили?! Ну и что, что в отпуске! Шаповалов в курсе? Злодея[22] установили? А? Где произошло? Точно на Комсомольской? Хм…

Руслану показалось, что голос его РґСЂСѓРіР° РґСЂРѕРіРЅСѓР». Минуту Клепа напряженно слушал, СЃ нетерпением выбивая пальцами РґСЂРѕР±СЊ РЅР° РїСЂРёР±РѕСЂРЅРѕР№ РґРѕСЃРєРµ, потом заговорил, РЅРµ скрывая раздражения:


7696728110178394.html
7696762866287935.html
    PR.RU™